Виктор Доценко. Награда Бешеного



Предисловие

Те из вас, кто прочел предыдущий роман о Савелии Говоркове, наверняка помнят, чем он закончился, а потому прошу меня простить за повтор; другим же я коротко перескажу основные события.
Однако прежде хочется посвятить несколько строк самому герою.
Савелий Кузьмич Говорков родился в шестьдесят пятом году, в три года остался круглым сиротой. Детский дом, рабочее общежитие, армия, спецназ, война в Афганистане, несколько ранений. Позже осужден и лишен свободы, реабилитирован, заброшен в пекло Афганистана, опять ранен, спасен тибетскими монахами, прошел Посвящение... Далее наступили суровые будни мирной жизни: борьба со злом, несправедливостью, коррупцией... Ему много дано, но и спрашивается с него гораздо больше, чем с любого другого.
Обстоятельства сложились так, что Савелию Говоркову пришлось полностью менять свою жизнь: с помощью пластической операции - внешность, с помощью генерала госбезопасности России Богомолова - биографию, фамилию, имя. Сейчас он - Сергей Мануйлов. Невысокий, плотного телосложения блондин, с тонкими чертами лица и очень выразительными глазами: кажется, они пронзают любого насквозь...
В книге "Золото Бешеного" речь идет о том, что Савелий Говорков совершенно случайно узнает номер тайного счета бывших партийных функционеров Советского Союза, хранящих огромные деньги в одном из швейцарских банков. После тщательной подготовки совместно с генералами Богомоловым и Говоровым Савелию с помощью ветеранов"афганцев" Олега Вишневецкого удается снять с этого счета два миллиарда долларов и перевести деньги сначала в некий американский банк, а потом на Кипр в банк Никозии. В сейфе того же швейцарского банка Говорков нашел драгоценности и среди них - уникальную диадему с алмазом "Голубое око Персии", родственником знаменитого алмаза "Орлов". Сложив сокровища в "дипломат", он не расставался с ним ни на минуту.
Подчиняясь приказу Пятого члена Великого Магистрата, боевики тайного Ордена буквально по пятам следуют за Бешеным, пытаясь завладеть драгоценностями, но Савелий удачно уходит от погони, а в последний момент, обналичив всю сумму, переправляет доллары в турецкую часть Никозии, где делит их на три части и открывает счета на свое имя. Кроме того, исполняя последнюю волю умирающего обладателя тайны партийного вклада, Говорков открывает счет на имя его внучки Розочки с условием, что большая часть денег пойдет на ее обучение в Оксфорде.
Закончив со счетами и посоветовавшись с "афганцами", Савелий принимает решение нанять чартерный рейс до Москвы, чтобы без особой головной боли провезти дипломат" с драгоценностями. Казалось бы, все злоключения уже позади и ничто уже не сможет помешать ему спокойно вернуться в Москву, но...

Захват самолета

Чтобы не привлекать особого внимания, Савелий остановил свой выбор на частной турецкой авиакомпании с многозначительным названием "Дестини", что в переводе с английского означает "Судьба".
Оставалось чуть более часа до вылета в Москву, как к группе Говоркова неожиданно подошел представитель некой фирмы - невысокий турок с золотым зубом и весьма неприятной улыбкой. Он обратился к Савелию с просьбой уделить ему несколько минут для конфиденциальной беседы. Пожав плечами, Савелий повернулся к Михаилу:
- Интересно, что ему нужно?
- Главное, не отходи от нас больше чем на десять метров. - Михаил выразительно взглянул на прикованный к руке Говоркова "дипломат".
Савелий подмигнул и двинулся к Алик-паше...
- Я очень внимательно вас слушаю? - проговаривая каждое слово чуть ли не по слогам - представитель фирмы не был большим знатоком английского языка, - начал наш герой.
- Я, конечно, понимать, что мой просьба может быть выглядеть несколько странная: вы оплатить весь рейс и вы иметь все права отказывать... - Алик-паша виновато поморщился.
- Если я вас правильно понял, вы хотите попросить меня о каком-то одолжении? - усмехнулся Савелий.
- Точно так, господин! - обрадовался он так, словно Говорков угадал, как зовут его любимую невесту.
- Груз, люди?
- Три ваших соотечественник с один красивый девушка! Они иметь срочные дела в Москва по бизнес. А их багаж очень мало: только один совсем маленький коробка. - Алик-паша казалось, вот-вот пустит слезу.
"Интересно, сколько зеленых" упало ему в карман, что он так сильно хлопочет за моих соотечественников?" - промелькнуло в голове Савелия, и он многозначительно улыбнулся. Парень истолковал улыбку по-своему:
- Треть уплаченная ваших средствов я вернуть прямо сейчас!
Алик-паша тотчас полез в карман, но Савелий жестом остановил его:
- Подождите, подождите! Сначала я должен посоветоваться со своими партнерами. Пойдемте. - Он повернулся, и турку ничего не оставалось, как следовать за ним.
- Проблемы? - спросил Михаил.
- Трое наших земляков "с один прекрасный девушка" очень просятся к нам на борт. Аликпаша, если согласимся, даже готов вернуть нам треть наших денег за аренду самолета! Что скажешь?
- А ты?
- Я? Черт его знает! - Савелий поморщился. - Что-то мне все это не очень-то нравится.
- Да и мне, если честно... - начал было Михаил, но вдруг, схватив шефа за рукав, кивнул в сторону летного поля: - Посмотри-ка, уж не эти ли?
Действительно, невдалеке результатов переговоров дожидались трое молодых парней, один из которых сидел в инвалидном кресле-каталке. На коленях у него лежала какая-то коробка. Рядом с ним стояла ярко накрашенная пышногрудая блондинка с длинными ногами, чуть прикрытыми коротенькой красной юбчонкой. Чем-то, возможно, грудью и прической, она напоминала американскую певицу Мадонну. Она обнимала инвалида за шею.
- Кажется, мы с тобой подумали об одном и том же, а? - бросил Михаил.
- Что ж... - Савелий покачал головой и повернулся к представителю фирмы: - Ладно, Алик-паша, считайте, что договорились: давайте наши двадцать пять тысяч долларов, и пусть занимают места в Самолете!
Турок облегченно вздохнул, быстро, словно опасаясь, что Савелий может передумать, вытащил из внутреннего кармана пачку банкнот и с улыбкой протянул Савелию:
- Вы так меня выручать! Большой спасибо! Большой спасибо! - потом махнул парням рукой, и те сразу же двинулись в сторону самолета.
Когда они приблизились, Михаил еле слышно шепнул:
- По-моему, парень в коляске не выглядит слишком уж болезненным, а?
- Кажется.
Тем не менее Говорков встретил незнакомцев широкой улыбкой.
Похоже, Бог не наградил интеллектом ни одного из них. Они были какие-то безликие, что ли. Даже не раз встретившись с ними, вы вряд ли запомнили бы эти лица, но всех их отличало одно - недобрые, осторожные, вернее, даже беспокойные глаза, особенно у того, что сидел в инвалидном кресле. Возраст их был примерно одинаков: от двадцати двух до двадцати восьми лет, и, конечно же, они не могли быть "афганцами". Поражали шикарные костюмы ребят и очень дорогая обувь, а у того, что толкал коляску, из-под рукава выглядывали золотые часы "Ролекс". Девица же была настолько молода, что сама мысль о совершеннолетии казалась абсурдной. Тем не менее она вызывающе-нахально осмотрела каждого из них и даже призывно подмигнула Михаилу.
Один из парней осклабился и протянул руку Савелию:
- Не знаем как и благодарить! Меня зовут Вадим. В кресле - Игорь, а вон тот - Семен.
- А меня зовите просто Марго! - томно прошептала девица и протянула руку сначала Михаилу, который взял ее руку двумя пальцами и с усмешкой представился, щелкнув каблуками:
- Миша!
Потом протянула Савелию. Но он, словно не заметив руки, коротко бросил:
- Привет! - и тут же снова взглянул на Вадима.
- Завтра у нас важная встреча в Москве, а сообщили нам об этом только два часа назад. - Он как бы извинялся перед Савелием, но очень уж суетился.
- Сергей, - отвечая на рукопожатие, сказал Савелий и добавил: - Землякам помогать нужно. Прошу.
Инвалидное кресло с парнем пришлось вносить в самолет на руках. Савелий решил помочь, но ребята почему-то запротестовали. И вдруг в глаза Говоркову бросилась странная конструкция кресла, он хотел что-то спросить, но затем передумал. В салоне Савелий с улыбкой отметил, что "афганцы" расселись по разным местам, Михаил же вообще занял место в последнем ряду. Незнакомцам пришлось расположиться как бы между "афганцами": двое сели справа, а парня-инвалида перенесли в кресло левого борта, причем свою коляску он оставил подле себя и стал колдовать над ней, видно решив сложить ее, чтобы она не мешалась в проходе. Коробку, лежавшую у него на коленях, взял к себе разговорчивый Вадим.
Последней вошла девица, за ней Савелий. Внимательно оглядевшись, девица направилась к самому внушительному из "афганцев" - Александру.
Савелий, усевшись в первом ряду, лениво вытянул ноги и словно бы задремал. На самом деле, интуитивно ощутив тревогу, он начал внимательно следить за действиями пассажиров. И место это выбрал не случайно: перед ним на стенке висела какая-то инструкция под стеклом, в нем-то и отражался, как в зеркале, весь салон.
Он увидел, как девица подошла к Александру. "Ну вот, сейчас соблазнять будет!" - подумал Савелий и почесал за ухом. В тот же момент Михаил знаком ответил, что все под контролем.
- А чо ты такой молчаливый, красавчик? - кокетливо спросила девица. - Может, трахнуться хочешь?
Александр посмотрел на нее и молча покачал головой.
- Не нравлюсь, что ли? - с явной обидой спросила она и неожиданно задрала юбку буквально до пупка, хвастаясь своими стройными ножками. - А это видел?
Александр неожиданно смутился и быстро посмотрел по сторонам: не видит ли кто из друзей?
- Да не хочу я тебя трахать! - прошипел он, но оказалось, что избавиться от нее не такто легко: она опустилась перед ним на колени, расстегнула ширинку и сунула туда руку. - А говоришь, не хочешь? - Она хитро прищурилась, вытащила его член и чмокнула пухлыми, ярко накрашенными губами в набухшую головку.
Александр посмотрел на Михаила, виновато пожал плечами, потом обхватил ее затылок своей огромной пятерней и резко надавил. Девицу это нисколько не смутило: несмотря на молодость, она была профессионалом своего дела: ее губы плотно обхватили его мгновенно одеревеневшую плоть и Марго заработала языком.
Но все ее попытки отвлечь на себя здоровенного парня, особого успеха не принесли: Александр внимательно следил по сторонам, готовый в любой момент отложить сексуальные ласки. К счастью, ее настойчивость и опыт принесли свои плоды: еще несколько минут - и он познает высшее блаженство...
Когда девица нахально взяла инициативу в свои руки, а ее спутники никак не среагировали на это, Савелий понял, что и это неспроста.
Взревели двигатели, и стальная машина, оторвавшись от земли, стала набирать высоту. Еще не погасло табло, а Михаил уже подал Савелию знак: внимание! Затем быстро и бесшумно подкрался к инвалиду и сел прямо у него за спиной, явно стараясь что-то рассмотреть. В этот момент Вадим, сидевший у самого прохода, неожиданно обернулся и, заметив перемещение "афганца", что-то сказал. Тот недоуменно пожал плечами и улыбнулся, но уже в следующий момент Говорков понял, что расслабляться пока рановато: говорливый Вадим неожиданно поднялся, поставил на кресло коробку и решительно направился в сторону Савелия, держа руку в кармане пиджака.
- Какие-то проблемы? - поинтересовался Говорков.
- Пустяки, - усмехнулся пассажир. - Чтото Игорю поплохело, хочу минералки попросить, - кивнул он в сторону кабины пилотов.
- Так есть же кнопка вызова.
- Пробовал - не работает, - спокойно бросил тот и уже взялся за ручку двери.
- Послушай, землячок, не работает у тебя, работает у другого! Вернись на место, чтобы не было неприятностей. - Савелий встал и мгновенно накрыл его руку своей. Если у Вадима есть оружие, то он не сумеет моментально воспользоваться им в таком положении.
Пассажир на миг замер в растерянности: по всей вероятности, ситуация развивалась не по сценарию.
"Инвалид" тотчас вскочил на свои "больные" ноги, навел на Савелия невесть откуда взявшийся автомат.
- А ну пропусти его к пилотам! - выкрикнул он.
Однако Михаил, предусмотрительно вставший у него за спиной, одной рукой ловко обхватил шею бандита, а второй вцепился в автомат и направил его на Семена:
- Не балуй, пацан, хуже будет!
Савелий тут же двинул Вадима "дипломатом" под колени: тот, охнув от боли, чуть присел, и Говорков, сделав захват, вывернул ему руку, в которой был зажат пистолет.
- Вы что, кретины, по фазе сдвинулись! - кривясь от боли, прохрипел Вадим. - Семен же - полоумный: он нас сейчас всех взорвет!
Дальше произошло совсем уж неожиданное: вдруг странно вскрикнул Александр, который попытался высвободиться из плена девичьих губ, а Марго неожиданно впилась в член зубами. Семен обернулся на крик, и этот момент использовал Савелий.
- Хлопотно это, - хмыкнул Савелий и резко взмахнул рукой: стальная сорокамиллиметровая игла, вылетев из "хитрой" авторучки через долю секунды, впилась Семену в сердце.
Он даже не понял, что произошло: просто сильно кольнуло сердце. Бандит застыл в том самом положении, в котором его застала смертельная стальная игла. "Афганцы" Михаила немедля бросились к нему и, убедившись, что он мертв, осторожно приоткрыли коробку. Внутри действительно находилось какое-то взрывное устройство.
- Задушу, сучка! - донеслось со стороны Александра. Он изо всех сил сдавил тонкую шею проститутки.
Задыхаясь от нехватки воздуха, Марго разжала зубы, и освободившаяся плоть изверглась наконец потоком спермы. Девице пришлось сглотнуть, чтобы не захлебнуться. В этот момент Александр заметил, как Марго незаметно вытащила что-то из-за пояса, и он, не выпуская из руки ее шеи, наклонился, схватил за руку, в которой оказалась опасная бритва: еще мгновение и та пустилась бы в ход.
- Лежать, падаль! - рявкнул он, вырвал бритву и ткнул кулаком в спину, заставив распластаться между креслами. После чего поставил ногу на ее пышные ягодицы и стал застегиваться.
В это время Савелий разбирался с Вадимом: он так надавил на его локоть, что послышался треск сухожилий.
- Брось пистолет или я руку сломаю.
- Все, все! Бросил уже! Не дави! - взмолился тот. - Да кто вы такие, черт бы вас побрал? ФСБ, спецназ, а может, ОМОН? И что ты сделал с Семеном, загипнотизировал, что ли? Сидит не шелохнувшись и смотрит в одну точку.
- Не слишком ли много вопросов, а? - усмехнулся Савелий, забрал у него пистолет и только тогда взглянул в сторону Михаила. Тот уже держал в руках автомат "инвалида".
- Говори! - приказал Савелий своему пленнику.
- Что говорить? - Тот даже всхлипнул от боли.
- Все говори! Не испытывай моего терпения! - Говорков нажал посильнее.
- Ой, больно! - взвизгнул Вадим. - Скажу, все скажу! Сегодня утром к нам в отель пришел один парень, заплатил аванс - по десять кусков на брата, предложил захватить самолет и посадить его в Пакистане.
- Какой он из себя? Опиши его!.
- И описывать, в общем-то, нечего... Высокий, чуть кучерявый, темноволосый. И очень интеллигентный.
- Почему он обратился именно к вам? Почему вы приняли его предложение? Выкладывай! - Савелий совсем не шутил.
- Больно! - снова завопил тот. - На нас "заказчика" навел Бригадир. А нам чего отказываться - такие бабки светят: если бы мы доставили вас живыми, то по пятьдесят кусков на нос.
- Куда он приказал нас доставить?
- Об этом нам должны были сообщить по рации после захвата.
- Как бы они узнали о захвате?
- Я бы включил маяк. Он здесь у меня в кармане.
- Что дальше?
- Дальше каждому из нас предписано было сказать кодовое слово в эфир и после этого ждать инструкций.
- Твое кодовое слово?
- Никозия.
- Семена?
- У всех свое слово. Я правду говорю! - снова заверещал тот, едва почувствовал боль в локтевом суставе.
Савелий кивнул одному из "афганцев":
- Пригляди за ним: если что - ломай шею.
- Без проблем, - усмехнулся тот, перехватывая руку бедного Вадима.
- Поговорить нужно! - бросил Говорков Михаилу.
Тот подозвал одного из "афганцев" и препоручил ему своего "инвалида". Когда они проходили мимо "сладкой парочки", Савелий спросил:
- Скажи, Саша, ты специально отвлек внимание Семена?
- Почти! - поморщился тот, вспомнив недавнее испытание.
- Что, не удовлетворила? - усмехнулся Михаил, кивнув на распластанную девицу, которая жалобно умоляла отпустить.
- Сучка, хотела меня бритвой полоснуть!
- Не виновата я: они меня заставили! - Она всхлипнула.
- Да, так можно и евнухом стать, - заметил Савелий.
- Убил бы стерву!
- А ты ее обыщи тщательнее: вдруг что найдешь? Откуда ты? - поинтересовался Савелий.
- Из Солнцево! - всхлипнула она. - Меня Семен год назад изнасиловал и обещал жениться, а потом, когда я заявление взяла, на субботник отправил...
- На какой субботник? - не понял Михаил.
- Это когда вся братва бесплатно трахает! Сколько же тебе лет? - спросил Савелий.
- Пятна-а-адцать...
- Да-а... - вздохнул Савелий. - Отпусти ее! Пусть сядет рядом и сидит как мышка! Будет бузить, выброси за борт! - Он подмигнул.
- Нет-нет, никто меня не услышит! Клянусь мамой! - тут же воскликнула Марго, обрадовавшись, что ей разрешили встать с пола. - Спасибочки вам! А Семен правда мертвый?
- Мертвее не бывает!
- Ну и слава тебе. Господи! - радостно прошептала она, устраиваясь в кресле.
- Есть новости? - спросил Михаил, когда они отошли в самый хвост самолета.
Виктор Доценко. Награда Бешеного